[sticky post]Оглавление.
igorkiporouk
Читая другие блоги я обнаружил, что если не читаешь его постоянно, часто трудно найти начало какой либо истории, когда она описана в нескольких постах. Решил вот сделать небольшое оглавление для ориентации.

Плавания
2013-2014 Марокко - Канары - Западная Сахара - Сенегал-Гамбия.
2014-2015 Гамбия - Кабо Верде -  Карибские острова
2015-2016 Карибские острова
2016-2017 Доминикана - Багамы - Куба
2017 Куба - Мексика - Белиз - Гватемала.


О плаваниях и походах предыдущих лет можно прочитать на сайте Ветер-Море-Паруса


Статьи
Возраст не помеха.
Размышления о безопасности плавания, благодати современных технологий и риске.
Муссон дервиш.
Бродяги морей. Long-term cruisers.
Крис Ларсен. True gypsy of the sea.
Джентльмены удачи.
Iron Bark.
Фред Ребелл. На швертботе через Тихий океан в поисках счастья.
О
скар Спек. 30.000 миль, из Германии в Австралию на каяке, на вёслах и под парусом.

Anasazi Girl

Ещё статьи на сайте в разделе Articles

Новая лодочка.
igorkiporouk

Вот и стали мы обладателями лодочки побольше, как и мечталось. Не совсем та идеальная лодка, которая представлялась, но таких наверное и не существует. Наш новый корабль, это Халлберг Рэсси 41, номер корпуса 105, последний, так сказать, в своём роде. Имя ей — Индиго. Многие пишут целые отчёты о покупке лодки, я же даже не знаю, что и написать.

Из всех кандидатур на покупку мы посмотрели всего две. Первая, шведский алюминиевый кеч, однозначно не понравился жене. Вообще то он был не плох и производил впечатление надёжного, но внутри действительно казался тесным, не смотря на длину в 44 фута. Фаворитом на покупку долгое время был другой кеч - Винд 44, стоявший на Майорке. Он абсолютно покорил меня оборудованным подобием мастерской и просторным машинным отсеком, в котором помещался даже верстак с тисками, но к тому времени, когда у меня появилась возможность куда то съездить посмотреть лодку, он ушёл. В итоге мы поехали во Францию и практически купили Халлберг, который уже смотрели парой месяцев раньше. Ну не совсем купили, оставили приличный задаток, так что обратного пути не было. Продавали его пожилая пара французов. Дедушка был уже слабенький, даже короткий экскурс по лодке дался ему не легко. Как и в прошлый раз, не было никакого сюрвея, хотя я божился, что при покупке следующей лодки он будет обязательно. Конечно, по его результатам можно было бы цену сбить, но я торговаться не умею, поэтому просто предложил незначительно округлить цену и положился на впечатление от осмотра и репутацию верфи.
.


.

Лодка стояла в муниципальном порту «Старый Порт Гольф Хуан», стоянка в котором, не смотря на свою астрономическую цену, была всё же более экономичной, чем в соседней частной марине и места там не давали первому встречному. Купив лодку, мы должны были убрать её оттуда, в течении трёх месяцев. Более того, не смотря на то, что стоянка была проплачена хозяином до конца июля, мы должны были платить за неё с момента переоформления документов, хозяину деньги тоже не возвращались. Никакого здравого смысла в этих правилах нет, но правила именно такие. Единственно о чём мы договорились, что покупку оформим в конце марта, и нам придётся оплатить только два месяца — апрель, май. Май, это уже «высокий» сезон и стоимость его.... не буду даже говорить.
.


.

.

Так получилось, что до выхода в плавание мне удалось побыть на лодке всего четыре дня, в течении которых я демонтировал и выкинул десятки метров неиспользуемых шлангов и проводов. Похоже что прежние хозяева, когда что-то ломалось, покупали новое и нанимали кого-то для установки. Естественно, установщики старое не демонтировали и за годы там скопилось много хлама. Я выбросил из лодки бойлер, воду под давлением оставил только для душа, выбросил остатки старой холодильной установки (не полностью), переделал проводку трюмных насосов, поставил новые панельки для них и новый поплавок выключатель. Проверил отопитель Эбершпехер (прежний хозяин сказал, что никогда его не включал), благо в апреле было довольно прохладно. Он запустился, но периодически глох. Собрав в интернете информацию об этой модели, пришёл к выводу, что лучше поменять и купил во время очередной командировки в Россию Планар 44Д. Ставить буду во время следующей зимней стоянки. Вообще пунктов по ремонту, демонтажу, замене и дооборудованию накопилось с полсотни, но это плавание собственно и служит данной цели, выяснить, что нужно, чего не нужно.

Пока я поставил лишь маленький картплоттер и заменил светильники в салоне. Главная проблема, отсутствие ветрового рулевого. Днём ещё куда ни шло, солнечная батарея как то компенсирует потребление прожорливых холодильника и автопилота, но во время ночного перехода приходится периодически включать дизель, дабы подзарядить батареи. Ну и ветрогенератор нужен. Я хотел купить такой же как на прежней лодке, английский АМПАЙР 100. Да, он тяжёлый и по эффективности далеко не чемпион, но пятнадцать лет без обслуживания и ремонта, в шторм и даже один ураган.... на этот агрегат можно положиться. Не реклама, так как англичане свой бизнес продали в Сингапур и данная модель больше не производится.

Как и полагается испытательному плаванию, начали мы с малого — недели две ходили туда-сюда вдоль побережья Франции, от Сан Тропе до Вильфранш, так как к Марине приезжала подруга из Тольятти. Опробовали все паруса и выяснили, что якорь плуг на дне с водорослями держит плохо. Надёжно зацепиться удавалось с раза с третьего. Потом приезжал на две недели Вадим с/из Украины, читатель моего блога (оказывается читатели всё же есть). Здоровый мужик, ростом под два метра, мы его прозвали Ихтиандром. Он приехал со своими ластами и поначалу, когда уходил плавать, сильно беспокоились, так как возвращался он часа через два три. Я уже за пол часа успевал посинеть. Зато я купил подводное ружьё и Вадим снабжал наш стол рыбой.

    На Корсике мы чуть не потеряли цепь вместе с якорем. На цепи были два соединения сделанные карабинами. Я отметил, что нужно их заменить на звенья, но подумал, что раз прежние хозяева ходили так, на сезон ненапряжного плавания должно хватить. Вадим заметил, что карабин развинтился и разгибается, к счастью на борту нашлось соединительное звено, мы тут же его заклепали.

Мы дошли до бухты Скольо Бианко (Белая Скала), но вернулись в Аяччо, т. к. Вадим улетал из Ниццы и ему нужно было на паром.
.


.

На Корсике мы были уже в третий раз и у меня не было чувства, что мы в плавании, вроде как болтаемся у «домашних» берегов, хотелось уже в дальние страны. И вот, оставшись вдвоём, отправились наконец в Тунис. Долго и нудно шли вдоль берега Сардинии, один день отстаивались за мысом «лошадиный хвост», так как дуло двадцать узлов строго в лоб. Лавироваться оказалось не сильно увлекательно. С ветром вообще не везло, то нет его, то встречный, то и то и другое. Столько мы ещё никогда не моторили.

К южной оконечности Сардинии подошли вечером пятого июля. Как раз с завтрашнего дня обещали западный ветер, пятнадцать-двадцать узлов, как раз то что надо. Однако, выйдя на следующий день в море, за первые шесть часов прошли шесть миль, и то, большую часть под мотором. Когда около часу дня тихонько подуло, сильно обрадовались, поехали три узла. Потом быстрее, быстрее. К четырём часам из парусов осталась треть генуи и скорость от пяти до семи узлов, волна шибала в борт, крен, шум, зато через двадцать три часа после выхода мы пришвартовались в марине Бизерты. Так что мы в Тунисе, исследуем новую страну. Испытательный сезон продолжается. Честно говоря, пока чувствую себя на новой лодке полным чайником: большая, тяжёлая, инерция гораздо больше, многие верёвки без лебёдки с места не сдвинешь, якорь вручную не поднимешь и т. д. Но понемногу привыкаем.
.


.


Anasazi Girl.
igorkiporouk

Я думал, что о парусах и яхтсменах экстремалах всё уже прочитал и вряд ли чему могу удивиться. Кажется всё уже было: в Антарктиде зимовали, кругосветку в возрасте 16 лет и в 90 проходили, на байдарке надувнушке, открытой долблёнке и двухметровой яхте через океан ходили, ходили без приборов (даже без компаса). Что ещё? 1000 дней в море на яхте, без подходов к суше — было. Рекорд кругосветки под парусом - 42 дня 16 часов. Чему уже можно удивиться? Однако, оказалось можно.

Вот недавно набрёл в сети на действительно удивительную концепцию семейного яхтинга, круизинга или, если хотите, образа жизни под парусом. Сам глава семейства говорит что они не круизеры, а путешественники. Действительно, их лодка для круизинга не приспособлена. У неё очень большая осадка и минимум комфорта. Но они на ней живут, всей большой семьёй. Периодически они решают поменять место жительства, выходят в море и спустя несколько недель швартуются в каком-нибудь порту на другом конце света, тысячь за шесть миль от предыдущего порта. Честно скажу, что в данной истории меня поразил не столько экстремальный сейлинг в сороковых широтах, сколько само семейство, особенно мать/жена. На русском языке Гугл об этих людях ничего не рассказывает, хотя в парусном мире их хорошо знают, я подумал, что будет интересно рассказать здесь об этих совершенно «отмороженных» (с восхищением и лёгкой завистью) родителях и их счастливых/несчастных детях.

И так, семейство:

Джеймс Барвик. Американец. Профессиональный скалолаз, яхтсмен и независимый морской консультант с большим опытом путешествий в экстремальных условиях. Совершил одиночное кругосветное плавание, в течении 32 лет работал альпийским гидом проводником.

Сомира Сао. Родилась в Камбодже в трудовом лагере Красных Кхмеров во времена режима Пол Пота. Её родителям удалось бежать вместе с ней и эмигрировать в США. Профессиональный фотограф и внештатный корреспондент многих журналов, мать четырёх детей. Повсюду следует за своим мужем, причём вместе со всеми детьми. Её даже нельзя сравнить с декабристками, мне кажется, что те на такое вряд ли подписались бы.

Дети: Старшие - Торментина и Рэйво. Родились в Джексоне, Вайоминг, США, и постоянно путешествуют с родителями по свету. Прошли кругосветку на парусной яхте, больше 30000 морских миль, сплавлялись на каноэ по реке Санта Круз в Аргентине, от ледников Патагонии до моря, путешествовали на велосипедах по Патагонии, Огненной Земле, пустыне Атакама, южной Исландии, на лошадях по дождевым лесам Чили. Первые года своей жизни дети провели в окружении спортсменов с мировыми именами — альпинистов, скалолазов, горнолыжников и яхтсменов. Они никогда не жили в обычном доме, их жилищем всегда были палатка, грузовой фургон, номер в отеле, переоборудованый гараж, а в последнее время каюта лодки.

Перл. Родилась в Окленде, Новая Зеландия. Ещё в утробе матери прошла Большой Австралийский Залив, Бассов пролив и Тасманово море. Переехала на яхту в возрасте менее одного года. Её первым плаванием был 21 дневный переход Окленд — мыс Горн.

Тарзан. Дитя мыса Горн. Зачат после кораблекрушения на острове Наварино, родился в Пуэрто Наталес в апреле 2016.

Лодка: Anasazy Girl, экс SPIRIT OF YUKOH и BARONESSA V

год постройки: 2001

проект: Finot Open 40

материал: Углепластик, номэкс

длина: 12,2 м

ширина: 4,1 м

осадка: 3,25 м



Семейство изначально вело кочевой образ жизни. Впервые Джеймс и Сомира стали жить вместе в Окленде, в Новой Зеландии в 2007 году. Джеймс тогда готовился ко второй части одиночной кругосветки. Их первым совместным жильём стал 20 футовый морской контейнер с матрасом на полу и походной плиткой. У них не было даже холодильника, зато там же, в контейнере была мастерская и офис, хранилось яхтенное снаряжение, верёвки, кранцы, швартовы, запасные части, там же был зачат первый ребёнок.

Oни жили в фургоне, путешествовали по суше, сплавлялись по рекам. Когда же Джеймс отправился в кругосветку с запада на восток, на своей экстремальной лодке (декабрь 2005 — июнь 2008), Сомира осталась на берегу, ожидая его возвращения. Но в июне 2011 они уже вместе перешли Атлантику из Портленда, США в Шербур, Франция. Старшей дочери, Торментине, было всего два года а её брату Рейво всего девять месяцев. Переход длился 21 день.



После Шербура семейство побывало во Французских портах Кан, Сен-Ке-Портрё, Лорьян и Ла Трините, испанской Ла Корунья. Далее они пошли на Мадеру, Гран Канариа, Тенерифе, Сан Висенте на Кабо Верде. В том же 2011 году с Кабо Верде перешли в Кейптаун, переход длился 32 дня.

В апреле 2012 года, после долгой и тщательной подготовки лодки, переход сороковыми широтами через Индийский океан из Саймонс Тауна, ЮАР, во Фримантл, Австралия. 30 дней.

Время для подобного перехода было довольно позднее и решение идти всем вместе, с детьми трёх и одного года, не было само собой разумеющимся. Джеймс и Сомира сомневались до последнего момента, но потом собрались и пошли.

Практически весь переход проходил в штормовых условиях, лодка несла грот с тремя-четырьмя рифами и штормовой стаксель. Раз, от удара аномально большой волны Джеймс случайно задел коленом выключатель и отключил электропитание. Автопилот выключился, лодка сделала непроизвольный поворот и легла на бок, так как 1700 литров водяного балласта оказались с подветренной стороны. Отключившийся обогреватель Эбершпехер наполнил каюту дымом. К счастью все предметы в лодке были надёжно закреплены, дети и жена спали в закрытых койках. Никто не пострадал.

За этот месяц все члены экипажа, и дети и родители, переболели простудой, но в конце концов, 12 мая прибыли в Австралию целые и невредимые.

Во время перехода из Южной Африки в Австралию Сомира больше чем обычно страдала от морской болезни, причина вскоре выяснилась, она была беременна третьим ребёнком.

За время пребывания во Фримантле Торментине и Рейво исполнилось 4 и 2 года соответственно. Причём младший уже научился пользоваться туалетом и обходился без подгузников.

В сентябре того же 2012, не смотря на шестой месяц беременности они вышли из Фримантла в Мельбурн.

Метео условия соответствовали репутации сороковых широт, сильный ветер, большие крутые волны, периодически перекатывавшиеся через палубу. Лодка бежала впереди медленно движущегося гигантского циклона, полторы тысячи миль в диаметре, и планировалось идти так на протяжении всего перехода. Сомира с большим животом с трудом могла передвигаться и практически не могла есть, любые действия требовали больших усилий.

На третий день плавания случилась авария, вырвало каретку гика шкота. Это была первая реально серьёзная поломка на лодке. Джеймс устроил временные тали шкота, лодка продолжила плавание, но ночью вдруг стали слышны странные звуки и необычная вибрация корпуса. Джеймс вышел разобраться, в чём дело. Оказалось ослабший шкот захлестнулся вокруг одного из румпелей. Тогда ему удалось его освободить.

На следующий день, не придав большого значения этому происшествию, экипаж сконцентрировался на решении проблемы каретки, они делали звонки по поводу запчастей, и ситуация повторилась. Только на этот раз обмотавшийся вокруг правого румпеля гика шкот вырвал его и тот упал в море. Кроме того вырвало крепление автопилота. Небольшая ошибка вызвала серьёзные последствия. К счастью на лодке был резервный автопилот, управление переключили на него и капитан смог отремонтировать основной.

Аварии и последующий ремонт замедлили движение и лодку нагнал шторм силой 10 баллов. Продолжать идти на юг, в Новую Зеландию могло быть не совсем безопасно, Джеймс и Сомира решили идти в Мельбурн для ремонта.

В октябре, пройдя через штили и шторма Тасманова моря, «Anasazy Girl», без происшествий прибыла из Мельбурна в Окленд, Новая Зеландия. Семья готовилась к рождению третьего ребёнка.

Перл появилась на свет за пять дней до Рождества в доме акушерки Тины Патрик. Четырёхлетняя Торментина во время родов находилась рядом с матерью, помогала принимать ребёнка. Тина доверила ей перерезать пуповину. Перл переехала на «Anasazy Girl» в возрасте менее одного дня.

За свою жизнь Торментина и Рэйво несколько раз падали с причала в воду. В Окленде, недалеко от марины, где стояла лодка был бассейн и родители взялись усиленно обучалть детей плаванию. Они водили их в бассейн каждый день и усилия дали результаты, дети стали довольно уверенно чувствовать себя в воде.

В феврале 2013 года «Anasazy Girl» перегнали в Витианга на полуострове Коромандель и подняли на берег для подготовки к очередному плаванию. С неё сняли всё оборудование, винт и рули, для замены подшипников. Семейство в это время жило в фанерной хижине в пяти кварталах от верфи. Одна низкая кровать и матрасы на полу для детей, готовили на однокомфорочной спиртовой плите, снятой с лодки или на мангале во дворе.

Только в июне, австралийской зимой, обновлённая лодка была снова спущена на воду. Семья снова переехала на борт. Дождавшись благоприятной погоды они снова вернулись в Окленд.

В феврале супруги, теперь уже с тремя детьми, пяти, трёх и одного года вышли в безостановочный переход из Окленда во Францию, вокруг мыса Горн. В первые дни дул стабильный норд вест, волны умеренные и лодка резво бежала на восток со скоростью 10...12 узлов. Плавание в Южном океане было не похоже на переход через Атлантику в тропических широтах. Не было солнечных дней и сидения в кокпите с детьми, совместной работы с парусами, наблюдений за дельфинами, китами и птицами. Там осторожность во всём жизненно необходима для безопасности всех находящихся на борту и каждое, даже самое малое действие должно быть самым тщательным образом просчитано.

Дети понимали, что они находятся в большей безопасности внутри, а когда погода становится совсем агрессивной, лучше находиться на койке. Джеймс вёл лодку в одиночку. Он менял паруса, проверял такелаж и состояние парусов и оборудования, маниакально проверял и перепроверял все системы. Любая смена парусов в этих широтах очень затруднена и требует ментальной подготовки. Повороты делаются редко, примерно раз каждую тысячу миль. Сомира внутри обеспечивала безопасность детей. Любое физическое перемещение должно было быть точно просчитано. Только если дети спали в безопасности на койках, она могла помочь Джеймсу управляя автопилотом, когда он работал на палубе. Кроме того на ней была уборка, готовка, гигиена детей, что было не так просто при наличии однокомфорочной плиты и отсутствии душа.

На семнадцатый день перехода Джеймс загрузил погодный файл, который заставил задуматься. Они находились в 1300 милях от мыса Горн. Прогноз показывал, что их нагоняет циклон, очень мощный и быстро движущийся. Его диаметр был слишком велик, чтобы убежать, однако предполагаемая скорость ветра была не выше той, что они уже испытывали ране в Южном океане. Они надеялись удержаться как можно дольше впереди циклона, но были уверены, что придётся столкнуться с сильным ветром и волнением и подготовились к большому шторму, особенно обращая внимание на то, чтобы внутри лодки всё было тщательно закреплено.

Последующие три дня ветер и волны усиливались, экипаж почти всё время проводил на безопасных койках, сократив любую активность до минимума. Даже опреснитель стало невозможно использовать, так как из за волнения и большой скорости лодки вода была слишком насыщена воздухом.

По океану катились огромные, похожие на горы, волны. Они поднимались за кормой и солнце просвечивало сквозь голубую кристальную толщу, потом гребни обрушивались, оставляя тёмную синеву затопленную белой пеной. Никогда ещё природа не выглядела такой прекрасной, могущественной и опасной.

С четырьмя рифами на гроте и штормовым стакселем за три дня лодка пролетела более тысячи миль. Три раза волна практически ложила лодку на борт. Ветер дул с силой 40...50 узлов с порывами до 60...70.

С первыми лучами солнца на 21 день ветер наконец ослаб и экипаж смог немного расслабиться. Лодка устойчиво бежала на восток, ветер ослаб до 30 узлов, чувствовалось, что циклон затихает. «Anasazy Girl» находилась в 300 милях от острова Диего Рамирес и экипаж был возбуждён от мысли, что в ближайшие полтора суток будет проходить мыс Горн.

Не смотря на то, что ветер ослаб, волны оставались большими. Периодически они с грохотом ударяли в борт. После нескольких дней проведённых сгрудившись на одной койке, Торментина перебралась на левый борт, Джеймс, закрыв глаза, сидел у навигационной станции в сапогах и штормовой одежде, которые не снимал уже 72 часа. Его мучала мигрень. Сомира лежала на койке по правому борту, наблюдая за приборами, Рейво и Перл спали. Неизвестно откуда пришедшая огромная волна положила лодку на борт. На момент показалось, что она переворачивается, но медленно-медленно встала на ровный киль. Рейво выпал из койки и ударился головой и спиной. Было больно, но он не пострадал. - Все в порядке? - спросил Джеймс. Казалось, всё обошлось. Джеймс встал и держась за поручи выглянул в окно рубки. - О, нет! - сказал он. Сомира! Мы потеряли мачту!

Стало тихо. - Как же мы теперь попадём в порт? - спросила Торментина. - Всё будет хорошо. Мы придумаем как добраться до порта. Не беспокойся моя радость. - заверил её Джеймс. Он был абсолютно спокоен. Слишком спокоен. - Я хочу чтобы все находились на своих койках. - сказал он, и вышел наружу.

Мачта сломалась на три части, из палубы остался торчать кусок около метра, но корпус остался целым. Путаница из такелажа, порваных парусов и обломков рангоута болталась в воде. Джеймс несколько часов работал на палубе, чтобы очистить лодку от обломков.

К утру шторм успокоился. Джеймс укрепил на оставшемся обломке мачты кусок грота и лодка шла со скоростью 3...4 узла, управляемая автопилотом. Ближайшим укрытием был залив Кука. По расчётам под мотором, со скоростью около 6 узлов, добраться до него потребовалось бы 50...60 часов, но на лодке было всего около 50 литров горючего. Другой вариант был дрейфовать к Мысу Горн и потом идти под мотором в пролив Бигл. Супруги долго размышляли прежде чем позвонить кому-нибудь. Спасательная операция, кроме риска для жизни других людей означала бы неминуемую потерю лодки, которая являлась единственным домом семьи. Они решили всё же идти в залив Кука и там, встав на якорь, из сохранившегося гика сделать аварийное вооружение. Запас топлива уменьшался и они позвонили по спутниковому телефону в капитанию Пуэрто Уильямс, дав им все данные, количество людей и запас топлива на борту, сказали что все в порядке и в настоящий момент нет никакой опасности. Джеймс спросил, нет ли поблизости какого-нибудь судна, которое они могли бы нанять для доставки топлива.

Они провели бессонную ночь и когда ранним утром перезвонили в капитанию, узнали что чилийцы начали спасательную операцию.

К счастью, чилийский военный корабль спас не только экипаж, но и отбуксировал лодку в порт.

Два года семейство прожило в Чили на острове Наварино. Стоимость нового рангоута и парусов для «Anasazy Girl» была оценена в 100 000 долларов. Таких денег у Джеймса и Сомиры не было, но у них есть множество друзей по всему миру. Общими усилиями множества людей им удалось восстановить вооружение за треть этой цены. В Чили они зарегистрировали фирму, чтобы иметь возможность легально работать, и родили четвёртого ребёнка, мальчика. Назвали — Тарзан.

В 2016 году, восстановив лодку, они трижды совершили плавание из Пуэрто Уильямс в Ушуайю.

В марте 2013 они отправились дальше, теперь уже впятером, младшему Тарзану исполнилось всего 11 месяцев. 13 дневный переход из Ушуаи в Пунта-Дель-Эсте. В апреле из Аргентины в Рио-де-Жанейро — 7 дней, и 21 день из Бразилии на Гренаду, где они и находятся в настоящее время.

В настоящее время «Anasazy Girl» выставлена на продажу. Что они задумали? Осесть наконец на одном месте? Вряд ли. Может решили путешествовать по суше, а может быть просто хотят сменить лодку на более просторную и комфортабельную?

Ссылки:

http://anasaziracing.blogspot.ru/
https://www.instagram.com/somirasao/
https://www.facebook.com/anasaziracing/
https://www.gettyimages.co.uk/photos/somira-sao?sort=mostpopular&mediatype=photography&phrase=somira%20sao
https://www.sailingworld.com/sailboats/extreme-family-voyaging-anasazi-girl-way


День независимости.
igorkiporouk

Каждый год, 15 сентября, Гватемала празднует День Независимости. Не смотря на то, что со времени её обретения прошло почти три века, праздник не превратился в пустую формальность, просто красный день в календаре и дополнительный выходной. Гватемальцы празднуют его с воодушевлением и размахом. Повсюду видны сине белые флаги, играет музыка. Школы, колледжи, высшие учебные заведения готовятся к праздничному параду. Десятки колонн, сотни детей и тинейджеров и молодёж постарше в ярких костюмах маршировали по всему городу, готовясь к праздничному параду. Барабаны, ксилофоны, духовые инструменты и танцовщицы, пусть не всегда грациозные, но они старались. Да и тяжело это чисто физически, отплясывать и маршировать по жаре в колоннах, несколько часов подряд. А там были и совсем маленькие участники. Тем печальнее, что грандиозное дефиле на площади Конституции не состоялось в полном объёме из за манифестации протеста против коррупции. Борьба с коррупцией, дело нужное, но праздник портить думаю не стоило.
.


.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.


Учитывая, что на площади собралось большое количество народа, можно было ожидать каких нибудь провокаций и конфликтов, но всё прошло мирно. Протестующие протестовали со своими транспарантами у Дворца Культуры, полицейские, без оружия, щитов и шлемов, при галстуках, наблюдали за порядком. Люди слушали ораторов, гуляли, покупали такос и варёную кукурузу в многочисленных передвижных лавках, заполнивших площадь по случаю праздника. У многих на щеке красовалась синяя эмблема с флагом, которую многочисленные предприниматели за пару кетцалей штамповали всем желающим через шёлковый трафарет. Повсюду продавались головные повязки с надписями «Guatemala immortale» и «100% guate» или «Soy puro chapin». «Бессмертная Гватемала» - это из текста национального гимна. «100% гватемалец» или «Я чистый чапин» - чапин это самоназвание гватемальцев.
.


.

.

.

.

По площади разгуливали козы. Я подумал - кому это пришло в голову пасти коз в центре города, но оказалось, это такой бизнес. Пастух продавал свежее козье молоко, свежее не бывает, он доил его прямо в кружку в присутствии покупателя.
.


Гватемала Сити. Фотопост.
igorkiporouk

Гватемала Сити, столица Гватемалы, крупнейший город Центральной Америки. Это настоящая столица, со столичным ритмом и образом жизни, просыпается рано и ложится поздно. С утра до поздего вечера на улицах оживлённое движение.

Старая жилая часть города, как и в других латиноамериканских городах, застроена безликими двух-трех этажными зданиями. Общий непрерывный фасад, за которым может находиться что угодно, от жилого многоквартирного дома, до авторемонтной мастерской. Там практически нет зелени. Но есть и монументальные здания, новые и старинные. Есть современные широкие проспекты и парки. Есть роскошные рестораны, мелкие кафе и передвижные прилавки продавцов уличной еды. Большие гостиницы, с большими ценами и вроде той где останавливались мы, 30 долларов за двоих.
.

.Площадь Конституции после дождя. Собор метрополитана.
.


.

Шестая авеню. Самая оживлённая пешеходная улица города..
.


Шестая авеню.
.

Шестая авеню.
.


.

Другое оживлённое место города - рынок.
.

На остальных улицах пешеходов мало.
.

.

От Вечного Рима Бессмертной Гватемале.
.

В современных районах улицы широкие, современные здания, много транспорта и мало пешеходов.
.

Почти Эйфелева башня.
.

Совершенно необычная церковь Божией Матери, постройки 1927-1941 года. Архитектор Фелипе Юррита похоже черпал вдохновение в творениях Гауди.
.


Порой административные здания напоминают крепостные бастионы.
.


Вывеска кафе "Добрый самаритянен"
.

Весёленькое оформление кафе.
.

Кафе в гараже.
.

Кухня распложена в переделаных микроавтобусах.
.

Стрит фуд - уличная еда. Такос, колбаски, тортильи.


Гватемала Сити.
igorkiporouk

12-19.09.2017 Гватемала Сити.

12 числа я пришёл к американскому посольству к половине девятого и увидел огромную толпу. - Ну мне-то на девять назначено. - подумал я. Оказалось, что всем на девять. К тому же у меня не было фотографий, я то думал, той что отправил по электронной почте, достаточно. Плюс в посольство с электроникой, т. е. с телефонами, не пускают, на хранеие их не берут. К счастью предприимчивые местные жители организовали весь необходимый сервис. Через пол часа я уже имел фото и отдал телефон на хранение. Стоя в очереди, нащупал в кошельке банковский электронный брелок, нашёл мужика хранителя, отдал ему. Когда уже зашёл внутрь, контроль безопасности завернул меня назад, с электронными часами тоже нельзя. Выбросить их тоже нельзя, иди наружу и там выбрасывай. Вышел, стал искать глазами своего мужика, подошла какая то тётка: - Что-то оставить надо? - Вот. Часы. - Давай. Я не задумываясь протянул ей часы. - Какой номер? - спросила она. Я сказал ей номер талончика, который мне дали в обмен на телефон и побежал обратно.

Отстояв ещё в пяти разных очередях, наконец, оказался у заветного окошка. Консул мне попался, молодой, вежливый парень. Говорил он очень внятно, я всё понимал. Никаких каверзных вопросов не задавал. Про Ирак, конечно, спросил. Я рассказал, что у меня за работа, в итоге он заверил, что не видит никаких проблем и я могу придти в понедельник за паспортом с визой. - Нет, - говорю: - в понедельник поздно. У нас самолёт в воскресенье. Я же по срочной процедуре на собеседование записывался. - Хорошо. Тогда 14 числа. В три часа. - Отлично. В мой день рождения.

Я получил жёлтый талончик на получение паспорта и в приподнятом настроении отправился домой. На выходе хранитель электроники отдал мне мой телефон, брелок и часы, спросив при этом, всё ли я получил. Фирма дорожит доверием. Я подтверждаю, в криминальной Гватемале можно доверять доморощенным бизнесменам работающим у посольства, хотя на вид они записные пройдохи.

Всё складывалось просто отлично. Позвонил Слава, сказал что четырнадцатого к нам подъедет юрист, для оформления сделки. А тринадцатого мы гуляли по городу. Столица Гватемалы лежит на высоте полутора километров над уровнем моря и там нет такой жары, как в Рио Дульсе. Правда иногда бывает дождь, но не часто и не очень долго. Вся movida (что можно перевести как — движуха) в городе сосредоточена на площади Конституции и шестой авеню (avenida sixta). Это пешеходная улица, закрытая для транспорта, там можно увидеть большое количество людей идущих пешком, которые не торопятся куда то, а просто гуляют. Оживлённо там всегда, а в выходные и праздничные дни даже тесно.

.

.

.

.

.

Город готовился к празднованию Дня Независимости. Школы, колледжи и высшие учебные заведения готовили праздничные шествия с духовыми оркестрами, барабанами, танцующими девчонками в гусарской униформе и просто колоннами учащихся. Сотни участников, от детей лет десяти до взрослых ходили тренировочными маршами по жарким улицам города и центральной площади.

Параллельно с ними, правда не пересекаясь, ходили колонны демонстрантов протестующих против коррупции. Потом они устроили митинг на одной из улиц, на которой специально для этого перекрыли движение. Активисты стояли с плакатами, оратор что то горячо говорил в микрофон, шеренга полицейских скучала у стены здания. Накала страстей не чувствовалось. Люди приходили, слушали, отходили перекусить. По случаю сюда уже подтянулись продавцы фруктов и передвижная такерия (продавец такос). Такос были очень аппетитные и дешёвые, мы тоже поели.
.

.

.

.

.

.

До позднего вечера ходили по городу, встречая то там то тут новые праздничные колонны. Наверное на День Независимости будет грандиозный парад.

Четырнадцатого с утра Марина поздравила меня с Днём Рождения. Потом приехала Ирасема, та самая женщина с завода, что приезжала смотреть лодку. Мы подписали договор купли продажи, я оставил ей копию паспорта и документы на лодку, осталось получить деньги. Тут вышла заминка, она вдруг спросила, какой сейчас курс кетцаля к доллару, собираясь заплатить мне кетцалями. - Нет. - говорю — В договоре написано американские доллары, поэтому оплата в долларах. Если бы я здесь жил, другое дело, а так я не знаю, что с этими деньгами делать. Ирасема кому то позвонила, и мы пошли в банк, где она купила доллары и рассчиталась. Это было довольно долго и нудно, но я успел занести деньги Марине и в отличном расположении духа поспеть к без пятнадцати минут три к посольству. Там было подозрительно безлюдно. Охранник посмотрел на мой талончик и сказал приходить в понедельник. - Вы дату и время видите? - Вижу. Но консульство закрыто. Там нет никого. - Нет. Вы не поняли, мне нужен паспорт сегодня, у меня самолёт в воскресенье. - Да понял я. - вздохнул охранник. - Но они в два часа всё закрыли и ушли. Предпраздничный день.

Я думал, что такого не может быть. Таких потерпевших как я собралось шесть человек. Кто требовал, кто на жалость давил. Охранники куда то звонили, мужики хватали за руки выходящих из посольства работников, но закончилось всё тем, что ушли мы без паспортов.

День Независимости тоже не удался, из за непрекращающихся протестов парад на площади не состоялся. Некоторые колонны прошли по периферийным улицам, и только вечером какие то из них прошли через площадь.

В воскресенье я проводил Марину, мой же билет пропал. В понедельник получил паспорт с визой. Я просил транзитную, а получил туристическую В1/В2 на десять лет. По иронии судьбы нашёл дешёвый билет с пересадкой в Мадриде, так что виза не пригодилась.
.

.

.

.

.


.

.

На этом заканчивается история наших приключений на лодочке Контест 30 Мк1, Ваниль 2. После многочисленных стрессов и передряг перенесённых в разных морях, реках и океанах с капитаном чайником, она теперь ходит с полным экипажем по пресным водам озера Изабель на Рио Дульсе. Надеюсь она проходит ещё много лет, лодочка хоть и старая, но крепкая.

Нет. Я не решил завязать с морем и парусом. Скорее наоборот. Помните пост про «лодочку побольше»?
В настоящее время работаю и копаюсь в интернете в поисках лодки, без корабля я как то себя не очень чувствую. Поэтому этот ЖЖ на этом не заканчивается. Лодки на примете уже есть, о процессе поиска и приобретения я постараюсь рассказать. Да и про Гватемала Сити тоже. Мне город понравился и я там очень много фотографировал.


Рио Дульсе. RAM марина.
igorkiporouk

28.08-11.09.2017 Рио Дульсе. RAM марина.

С утра подняли лодку в RAM марине. Договорились на пять месяцев. Оплатил через Pay Pal.
.


.

Сразу принялись разоружать и ремонтировать. В первую очередь зачистил и заклеил стеклотканью небольшой скол на плавнике киля, от удара о риф на Тернеф атолле, и сколы на форштевне от якорной цепи после урагана.

Решили начать красить с кокпита. Не смотря на то, что шкурил пластик шлифмашинкой, ушло три дня на то, чтобы подготовить его под покраску. Белую эпоксидную краску мы купили ещё в Доминикане, наконец до неё дошла очередь. На собственно покраску тоже ушло три дня, так как пришлось красить частями и накатывать три слоя.

Марина перестирывала и разбирала вещи, одежду, отмывала лодку изнутри, разбирала рундуки.

Начал обдумывать план перегона лодки в одиночку в Европу, Марина идти через Атлантику не горела желанием. Собирался сделать это в два этапа: вернуться сюда зимой, дойти до Багам, оставить лодку на Бимини до мая, в мае идти через Северную Атлантику и Азоры в Средиземку, в Испанию или Францию.

В перерывах между шкурением, окраской и разбором барахла, в сильную жару обливались из шланга или ходили в душ, периодически ходили в город за продуктами, либо ездили туда на тук туке, который можно было вызвать прямо в марину, за те же 10 кетцалей. Ходили в гости к Диме, поболтать, выпить по бутылочке пива у них на веранде или у магазинчика на берегу реки.
.


.

.

.

.

Однажды Дима спросил: - «Лодку то продавать собираетесь? Слава заинтересовался». Во время посиделок, здесь, примерно неделю назад, случайно зашёл разговор со Славой (Ярославом) о лодках. Он сказал, что хочет построить или купить небольшую лодку. - Зачем строить? - сказал я. - Вон. Бери мою. Отдам дёшево в хорошие руки, тысячь за пять. Но вроде поговорили и забыли.

Дима позвонил Ярославу, назначили встречу. Четвёртого сентября Он приехал со своей подругой Клаудией смотреть лодку. Дима тоже пришёл. Лодка понравилась и мы отметили это дело посиделками в белом, свежеокрашеном кокпите под пиво, ром и вино. Немного увлеклись, но лишь самую малость.

Слава сказал, что есть два варианта покупки: он купит сам, или купит завод, для своих работников. Через день, он позвонил, сказал что приедет с делегацией с завода. Действительно, приехал генеральный директор с женой и женщина с завода, из местных. Посмотрели. Гидом бала Марина, правда кроме лодки она уже пыталась продать генеральному земельный участок в Сочи. Сказали, что до конца недели решат, но Слава заверил, что так или иначе, сделка состоится.

После этого наши задачи изменились. Нужно было решить, что из вещей всять с собой, чтобы не разориться с оплатой перегруза. Марина начала раздавать одежду, утварь и продукты а от Славы ничего не было слышно несколько дней. Я начал немного нервничать.

Повод для нервов был и с другой стороны. Мы купили билеты домой на 16 сентября. Долго искали вариант без пересадки в Штатах. Хоть у нас теперь и есть итальянские паспорта мне в Америку нужна виза. Марине не нужна, а мне необходима. Дело в том, что я два раза за последние годы был в Ираке, о чём честно и сообщил при запросе ESTA — это электронное разрешение, без него даже с европейским паспортом в Америку въехать нельзя, а мне в нём отказали. Я перебирал разные варианты с пересадками в странах Центральной Америки, в поисках наиболее экономичного. Уж не помню, как получилось, но вместо билетов с пересадкой в Коста Рике я взял с пересадкой в Пуэрто Рико. А это то же самое, что лететь через Штаты. Поэтому я увяз в процессе оформления визы США. Кто этим занимался, наверное знает, что там есть от чего понервничать. Требуется огромное количество информации, которую трудно получить, когда ты не дома, а в отпуске и нет доступа ко всем документам. Мне удалось всё же пройти до конца весь этот запутаный процесс и даже записаться на собеседование на 12 число, так как ситуация с горящим билетом попадала в разряд срочных.

Тем временем мы взяли билет на автобус на 11 число в Гватемала Сити. Слава сообщил, что лодку будет покупать завод, но далее ничего не происходило и, только буквально за два дня сказал, что сделка будет в Гватемала Сити, там у их фирмы есть офис.

Одиннадцатого числа, уже в день отъезда, наконец опять приехал Слава, за час я показал и рассказал о лодке, что успел. Потом мы вызвали тук-тук и отправились на автостанцию. До отправления сидели с Димой в кафешке Sun Dog на берегу реки.
.


.

.

.

Автобус был комфортабельный, двухэтажный, но дороги узкие и чем ближе к столице, тем больше движение и пробки. Чуть больше двухсот километров до Гватемала Сити ехали восемь часов.


Рио Дульсе.
igorkiporouk

25.08.2017 Рио Дульсе.

Утром встали поздно, около половины восьмого. Плавание подходит к концу, торопиться совсем некуда. Позавтракали, пошли потихоньку дальше. Цивилизация становилась всё заметнее. Хижины по берегам сменились респектабельными домами, часто с причалами под навесом, у которых стояли дорогие моторные яхты. Всё больше лодок на воде. Сразу после Эль Гольфетто начались марины. По обоим берегам среди мангров то тут, то там виднелись рощи яхтенных мачт. Мы дошли до автомобильного моста и встали на якорной стоянке у RAM марины в компании нескольких десятков других яхт.
.

.

.

Лодку мы собирались поднять на берег. Дальнейшие планы были неопределённые и очень разные, от продолжения плавания до Панамы и Колумбии, до перегона обратно в Европу, для неторопливого ремонта, продажи и поиска лодки побольше.

Марин с сухой площадкой для хранения на Рио Дульсе только три, две здесь и одна за мостом. Мы отправились собирать информацию о ценах и условиях. Зашли в марину «Нанахуана», Марине сильно понравилось, что есть бассейн. Остановились там в баре, хотели взять кофе но не успели, вдруг разразилась жуткая гроза. Пропало электричество и интернет, сильный ветер крутил лодки на якорной стоянке, от грохота грома чуть не лопались барабанные перепонки, дождь обрушился стеной. Одна молния ударила совсем рядом, с резким сухим треском. Я вздрогнул и зажал уши а бармен непроизвольно нырнул под стойку. Мы с некоторой опаской наблюдали за своей лодкой, едва видимой за завесой дождя, не очень доверяя новому якорю и радовались, что догадались закрыть люк перед уходом.
.

.

Якорь выдержал, гроза отгремела и унеслась, оставив после себя бурные ручьи. Наконец дали свет и мы смогли заказать кофе. Дождавшись когда дождь закончится, пошли в следующую марину — RAM.

Цена в RAM марине была более привлекательной, хотя Марина сетовала, что бассейна нет. Ещё в этой марине стоял Халлберг Рэсси 41 выставленый на продажу по необычно низкой цене. Но тому была причина. На лодке не было мотора. Мы всё же посмотрели его. Лодка понравилась. Не смотря на жуткий катаклизм и водопады воды от пронесшейся грозы, внутри было сухо и уютно. Всё производило впечатление добротности. Карин, менеджер марины, уверяла, что доставить сюда мотор из Штатов или Европы не проблемно и не очень дорого. Но все же... Я задумался.
.

.

.

Вечером к нам подошёл старый РИБ под мотором Тот что рулил, явно латиноамериканец а парень славянской внешности, обросший и босой, в полосатой майке, уставился на наши краспицы: - Не пойму. Триколор что ли? - Триколор. - заверил я его. Так мы познакомились с Димой. Он тут же пригласил нас к себе на вечеринку в честь прошедшего дня рождения. Мы не заставили себя долго уговаривать, собрались и поехали. Это совсем рядом, почти у моста, в одной из маленьких частных марин. Собственно мариной это назвать трудно, пара деревянных причалов для двух десятков лодок, двухэтажный лёгкий домик с комнатами клетушками, что-то типа небольшой кухни-кают компании, и открытая веранда на понтоне, со столом и парой гамаков. Ещё есть небольшой сарайчик-мастерская, короче говоря, всё необходимое для жизни. Не люкс, зато недорого.

Кроме аргентинца, привёзшего нас на своём РИБе, и прочих, немцев и т. д. были и наши: Артемий из Москвы (кеч «Good Carma»), Лена с Украины, Виталий, работающий на никелевом заводе, здесь в Гватемале. Ну ещё сам Дима, он из Питера, и мы с Мариной. У каждого своя история, но вот оказались за одним столом, было о чём поговорить, расспросить. Разъехались поздно.

26.08.2017 Рио Дульсе.

Вчера из разговоров я вынес, что RAM марина всё же лучший вариант, на ту что за мостом решили не ездить. С утра зашли в офис, подтвердили, что будем ставить лодку у них, назначили подъём на понедельник, 28 августа.

В два часа неожиданно заехал Артём, поехали опять к Диме, продолжили вчерашние посиделки. Опять была Лена (её лодка стоит в марине на левом берегу), немцы, знакомые Димы и Ярослав со своей подружкой из Гондураса. Он тоже с никелевого завода, там оказывается почти весь персонал рускоязычный: украинцы, русские, белорусы.
.

.

Посмотрели сегодня Димину лодку. Он купил её за 10.000 долларов, 36 футов. Вроде хорошая цена за такой размер, но внутри выглядит грустно. Чтобы сделать из неё плавучий дом, нужно приложить много труда и немало денег. Он даже не живёт в ней сейчас, снимает комнатку в марине.

На обратном пути Артём предложил заехать к нему. Он сейчас один, жена уехала в Россию. Посмотрели его лодку, Пирсон 365, и марину «Манки Бей». Там всё более цивилизовано, чистенько и почти роскошно, при том, что суши там нет, все строения на берегу стоят на сваях над мангровым болотом и соединены между собой мостками.

27.08.2017 Рио Дульсе.

Впервые выбрались в город. Вообще официально он называется Ла Фронтерас, но здесь его зовут просто Рио Дульсе. Большая его часть расположена на левом берегу реки, самая оживлённая часть — вдоль трассы, идущей через мост. Лавки, магазины, рынок. Ходят квадратные гватемальские тётушки в традиционных кружевных блузках и длинных цветастых юбках, чистильщики обуви не сидят без работы, надраивают ботинки клиентов, каждые несколько метров прилавки с местным уличным фастфудом, жареная курятина и картошка фри. У местной рускоговорящей диаспоры популярно «Кафе Де Пари». Ну, может быть не Париж, и круасаны Марине не очень понравились, но вполне европейского вида заведение, с хорошим интернетом, правда дороговато по местным меркам. Через дорогу от него тётушка делает тортильи с мясом и овощами, вкусно и дёшево.

Есть в городке и супермаркет - «Диспенса». Не очень большой, но, в принципе, там можно купить всё необходимое.

Банков в городке несколько, но в них почему-то всегда очереди.
.

.

.

.

.

.

Встретили Лену в Кафе Де Пари, ходили в гости, к ней в марину, посмотрели лодку, Ирвин 42.


Гватемала. Ливингстон. Рио Дульсе.
igorkiporouk

23.08.2017 Пунта Горда — Ливингстон. Гватемала.

Утром, уже позавтракав и подготовив лодку к выходу, мы уже в семь часов были у таможни. Привычка. Естественно всё ещё было закрыто. Марина села с телефоном, уйдя в интернет, я пошёл ещё раз прогуляться по городу. Не смотря на ранний час там царило оживление. Вовсю работал рынок, школьники и служащие завтракали в маленьких кафешках/столовках, на площади уже бегали дети.

К восьми часам подошли к окошку таможни. Там от нас опять потребовали какие-то печати от иммиграции, от портовой службы, но наконец выписали «зарпе» - документ позволяющий выход из страны — почему то в Пуэрто Барроз а не в Ливингстон. Хорошо я прочитал его, прежде чем просто сунуть в папку. Таможенник кряхтя, но без возражений переделал бумагу. Всё, можно идти! Зашли в магазин дьюти фри, Марина взяла блок сигарет, подняли тузик на палубу, выбрали якорь. В 09:00 были уже в пути.

Метео прогноз на сегодня ветра не обещал, и сначала вроде бы так и было. Мы отмоторили две мили, выбрались на более-менее глубокую воду, когда подул ветерок, встречный, но в острый бейдевинд можно было идти нужным курсом. Под полной парусиной, сначала 3 узла, потом переменно до 5,5...6. Совершенно без волн и почти без крена, за четыре часа доехали до Ливингстона. Не смотря на то, что вышли точно на буй, обозначающий фарватер, глубины на баре Рио Дульсе заставили поволноваться.
.

.

.

Якорь опять бросали несколько раз, зацепились только с третьей попытки. Не успели оглядеться, к борту подошёл моторный скиф, худой негр сказал, что привезёт власти для оформления к двум часам. Мы быстро навели относительный порядок и стали ждать. Та же лодка подошла около трёх часов, тот же мужик. - Заняты, - говорит - ответственные товарищи. - Пошли со мной на берег. - Ну пошли. Я взял сумку с документами и прыгнул в лодку. И вот с этим мужиком, непонятной должности и статуса, мы ходили в таможню, потом в капитанию. Капитания серьёзная, просто так не зайдёшь, охраняет чел экипированный как боец спецназа. Вышел капитан порта, очень серьёзный и важный, велел немедленно вернуться на лодку и ждать до 15:30.

Пока ходили, выяснил, что мой провожатый, обычный посредник, самодеятельный агент, зарабатывает тем, что помогает яхтсменам оформляться и возит чиновников на лодки для контрольных визитов. Он же сообщил мне, что Ливингстон, город очень спокойный, бандитов здесь нет, так как между ним и остальной территорией нет никакого сообщения по суше, дорог нет, все автомобили, которые ездят по городу, привезены по воде.

Наконец приехали официальные лица, четыре человека. Сели в кокпите, попросили документы, что-то записали и засобирались обратно. Ничего не оформляли, никаких документов не оставили. - И куда нам теперь? - В иммиграцию, в капитанию, потом в таможню и опять в капитанию. Спрашивается, зачем четыре человека приезжали.

Кроме вышеуказаных инстанций нам пришлось ещё два раза бегать в банк. Первый раз, обменять евро на кетцали. У нас была банкнота в 500 евро, никогда не берите с собой такие крупные банкноты. Оно конечно удобнее, чем десятками, но относятся к ним очень подозрительно, ждать очень долго пришлось. Второй раз бежал в банк бегом, чтобы успеть до закрытия оплатить таможенный сбор. Итого оформление в Гватемале обошлось: 185 кетцалей — иммиграция, 430 — таможня, 350 — капитания, 150 — гид посредник — 1115 кетцалей, около 150 долларов.

Закончили с бюрократией, поужинали в местном ресторане, когда садились в свой тузик у городского причала, заявился самозванный охранник тузика, потребовал 10 кетцалей за свои навязчивые услуги. Отдал ему мелочь, какая была.

Лодку на якоре сильно болтало, но, как и вчера, ближе к полуночи всё стихло. Завтра идём в речку. Там вроде не мало русских стоит. Мы тоже решили обозначить свою государственную принадлежность, вывесить флаг. Флаг у нас был только очень большой, несколько лет назад его Репа привёз из Екатеринбурга. Марина взялась пошить из него маленький.

24.08.2017 Рио Дульсе.

Едва рассвело, мы в нетерпении отправились в Рио Дульсе. Глубины нормальные, от 5 до 15 метров. Несильное встречное течение. Уже в самом начале, в устье стало появляться много долблёных пирог. С них рыбачат, пользутся ими в качестве местного транспорта, школьники в правого берега плывут в Ливингстон на занятия.

Мы вошли практически в зелёный каньон. Русло реки сжато горами, поросшими непролазными джунглями, выглядит грандиозно. Ущелье делает два больших зигзага, почти на 180 градусов. Постоянно проходят верх и вниз по реке длинные лянчи - лодки под мотором, полные людей, это местный общественный транспорт. Долблёнок не меньше, это личный транспорт.
.

.

.

.

.

.

После второго зигзага горы немного расступились, река стала пошире. Стали всё чаще попадаться домики у самой воды. Женщины на долблёнках с малыми детьми, ловят рыбу.
.

.

.

.

.

.

Ещё через несколько миль вода разлилась совсем широко, мы вошли в озеро Эль Гольфетто. На открытом пространстве чувствовался встречный ветерок и небольшая волна. В многочисленных заливах виднелись домики и торчали мачты яхт. Около полудня мы выбрали безлюдный заливчик и встали на якорь. Практически у самых зарослей тростника глубина была 2, 5 метра. Пресная вода, можно купаться вволю и не думать, чем потом смыть соль.
.

.

.

.

.

.

.

.

Заливчик был не очень глубокий, но идеально защищал от ветра и волны, в нем была абсолютная гладь. Тут мы просто отдыхали. Пообедали, исследовали на тузике окресности, заросли белых кувшинок, пытались углубиться в затопленый лес, наблюдали за птицей ягана, с несоразмерно огромыми лапами, благодаря которым она свободно ходит по листьям кувшинок не проваливаясь. В глубине залива был небольшой деревянный причал и заброшенный, покосившийся домик. Мы прошли по идущей от него дороге, нашли ещё один, совершенно новый деревянный дом, ещё недостроенный.
.

.

Вечером Марина взялась за стирку, также вытащили сушиться на палубу все влажные и подмокшие вещи: спальники, матрасы, одежду. Самы мылись вволю, смывали шампунь просто прыгая за борт.

Ночью в лесу кричали ревуны.


Белиз. Бёрд Кей. Пунта Горда.
igorkiporouk

21.08.2017 Плаценция — Бёрд Кей.

Утром дождь прогнал меня из кокпита. Ушёл в каюту, не стал залезать на свой диван за столом, потеснил Марину, закатился под тёплый бок. Но поспать уже не удалось. Она проснулась. Умылись, сварили кофе, выбрали якорь и пошли. Не было и семи часов.

Вообще то мы никуда не торопились, но к двадцать пятому числу прогноз обещал сильный ветер. За четыре дня он конечно мог измениться, как на более слабый, так и на ураган. То, что оказалось ураганом Франклин, за четыре дня до него прогнозировалось как ветер в 25 узлов. Поэтому к двадцать пятому, а лучше раньше, мы хотели оказаться в безопасных водах Рио Дульсе. На сегодня наметили дойти до якорной стоянки вблизи Пунта Горда, чтобы на следующий день с утра оформить выход и уйти в Гватемалу.

Утро, как всегда в последнее время, пасмурное, ветер слабый, бейдевинд, скорость плавает — 2...4 узла. Прошли мимо большого контейнеровоза, стоящего на рейде под разгрузкой. Контейнеры сгружали на мелкосидящее судно. С севера на всё небо надвигалась тёмная пелена. Не смотря на то, что ветер дул с юга, она нас догоняла. Тёмная завеса дождя накрыла оставшуюся вдали Плаценцию, мелкие островки, поросшие манграми и контейнеровоз. Ветер изменился на попутный, но совсем скис, мы плелись 2.. 2, 5 узла. Я в кокпите читал книжку, Марина валялась в каюте, долбила зомби в смартфоне. Периодически выглядывала наружу, оглядывала окресности: - О! Всё та же деревня! Давай мотор заведём. Я не соглашался, никакой необходимости в этом не было.
.

.

.

После полудня ветерок чуть окреп и даже развёл небольшую волну, мы поехали 4 узла. Впереди лежали россыпи низких, зелёных островов, за ними темнел силуэт горного хребта Майя с округлыми, поросшими лесом вершинами. Так как в лоции путевых точек было не богато, пришлось идентифицировать острова сверяя окружающий пейзаж с картой. Это не очень просто, так как часто несколько островков лежащих на разном расстоянии от точки наблюдения, сливаются в один. Но, в конце концов нам удалось распознать их все. Может быть и хорошо что нет этих точек, а то современная навигация всё больше напоминает электронную игру бродилку.
.

.

Пройдя Френчмэнс Кей, повернули на запад, обошли северный Мохо Кей. Встать на якоре можно было у четырёх островков на выбор, мы выбрали самый маленький, Бёрдс Кей — Птичий остров. Он оправдывал своё название, даже издалека было видно, как над ним вьются птицы, фрегаты и пеликаны. Подойти близко к островку не получилось, большая глубина, больше десяти метров, при приближении к нему резко падала. Пришлось вытравить всю цепь, но зато дно было песчаное, якорь забрал с первой попытки.

Так как переход проходил в довольно комфортных условиях, ужин мы начали готовить больше чем за час до прибытия. Замочили грибы, порезали лук, поставили грибы жариться. Как только встали на якорь, ужин был уже готов, от камбуза плыли приятные запахи. Варёная картошечка с топлёным маслом, жареные грибочки с луком, рыба соленая в масле с луком, текила, лимон. Абсолютно гладкая вода, вечер, негромкое кряхтение птиц, устраивающихся на ночлег на ветвях мангров. Марина сказала, это самая лучшая стоянка в Белизе.
.

.

.

22.08.2017 Пунта Горда.

Утром Марина рассказывала, что ночью кто-то большой плавал и пыхтел вокруг лодки. Она пыталась меня разбудить, но я спал как убитый. Мы как раз сидели в кокпите с кружками утреннего кофе, когда оно опять всплыло, метрах в двадцати. Что-то большое, серое. Точно не дельфин. Всплывал несколько раз. Я кинулся за камерой, но не успел.

Спустил тузик на воду и отправился к островку, поснимать птиц, втайне надеясь застать и неведомое животное, или животных, похоже их было несколько. Думаю это были ламантины, но предположение так и осталось всего лишь предположением.

Мне удалось подойти к манграм довольно близко, не распугав птиц. Я старался едва шевелить вёслами. Фрегаты, облепившие ветви, косили на меня глазами но не улетали. Обошёл весь островок вокруг. На самом деле это как бы и не совсем остров, а мангры растущие прямо из воды, суши под деревьями я не разглядел.
.

.
.

.
DSC_5146.JPG

.

.
Тем временем начал задувать ветерок, гладкая вода покрылась рябью. Решили идти в Пунта Горда. Было всего восемь утра. По точкам
GPS, среди мелей, дошли за три часа, в основном под парусами, последние две мили против ветра под мотором. Встали недалеко от таможенного причала, на этот раз якорь опять забрал с первой попытки. Глубина 2,5...3 метра. Стоянка здесь открытая, поэтому мы и хотели оформиться и сразу уйти. В здании таможни был бесплатный интернет. Посмотрели прогноз: сегодня во второй половине дня обещают усиление ветра до 15 узлов, примерно до часу ночи, потом опять всё тихо, решили сегодя оформиться а выйти завтра утром, чтобы прийти в Ливингстон засветло, там тоже подходы очень мелкие.

В офисе иммиграции заплатили по 20 долларов с человека, какой то налог, портовый контроль затребовал 10 долларов, квитанции не дали. Оформили нам бесчисленное количество экземпляров судовой роли, которые я не знал куда девать. Таможя оформлять заранее отказалась, сказали если уходим завтра, то и приходить завтра в 08:00.

Пунта Горда городок не туристический, хотя туристы здесь тоже есть. Чем живёт, непонятно. Вроде он является коммерческим и рыболовецким портом, но ни рыбацких судов, ни сухогрузов здесь не видно, как впрочем и порта. Есть бетонный таможенный причал и ещё один деревянный пирс. Ну ещё отсюда регулярно ходят водные такси, обычные моторки, в Гватемалу.

Обошли почти весь городок. Местные жители, в основном потомки майя и гарифуны, но есть и чернокожие и европейской наружности, хотя, возможно это туристы. Местные женщины особой грацией не отличаются. На центральной площади, как во дворах нашего детства, дети играют, качаются на качелях, люди сидят на лавочках. Тут же, на площади, пообедали едой с лотка уличной торговки, курицей с картошкой фри. Пока ели, сидя на лавочке, собака, кормящая сучка с отвисшими сосками, смотрела на нас голодными глазами. Отдали ей косточки, потом Марина пошла, купила порцию курицы и для неё. Все собаки, которые нам попадались в Центральной Америке, всегда были ужасно худые и голодные, похоже они здесь не числятся в друзьях человека.

Рядом с площадью продовольственный рынок. Не очень богатый, но немного овощей и фруктов мы купили. Очень жарко было, вернулись на лодку. Как раз задул обещаный ветер и на море было прохладно, вот только волну развело и лодка прыгала на цепи.
.

.

.

.

.

.
Когда солнце опустилось пониже, снова пошли в город. Таможенный причал выходит на берег в таможенной зоне, она огорожена и на выходе стоит охранник. Правда впускает и выпускает без пропусков и удостоверний, наверное в лицо знает всех кому можно, кому нельзя.

Прошлись ещё раз по городу, хотели посидеть в кафе с интернетом, но здесь его в кафе нет. Есть бесплатный WI-FI на площади, но нужно иметь местную СИМ-карту. Послонявшись немного, купили по пиву, себе и охраннику, а то вдруг не признает, и вернулись домой. Лодку колбасило на волне, но, как и обещал прогноз, ещё до полуночи всё стихло.


?

Log in

No account? Create an account